live
Супутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризація-Н. Символьна швидкість 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Сепаратизм в России: Сибирское направление

Олександр Никоноров 20 січня, 2015 вівторок

Да, очевидно, сегодня еще рано говорить о том, что в России существуют крупные и массовые сепаратистские движения с организованным руководством или четким планом действий. Нет, до этого еще далеко. Но то, что активизация и тайная подготовка движений сецессионистов в ряде регионов РФ начинается, это уже факт для многих.

На наш взгляд, основу для развития сепаратизма в России будут составлять следующие связующие элементы:

1. Рост экономического и политического кризиса как результат действия санкций против ряда отраслей экономики и отдельно взятых российских олигархов.

2. Подражание опыту крымских и донбасских сепаратистов, которым якобы безнаказанно «удавалось» захватывать склады с оружием, административные здания, управления правоохранительных органов Украины. Предоставив такую возможность сепаратистам ДНР и ЛНР в Украине, адепты «Русской весны» развязали руки идейным фанатикам и сепаратистам Кавказа, Сибири, Дальнего Востока, Тувы, Урала, Татарстана и ряда других регионов. «Почему им в Украине можно, а нам нет? Удалось им, значит, получится и у нас!» – подумают они, и будут правы. Мало того, сепаратисты в самой РФ захотят осуществить это на практике со своей национальной спецификой, будут к этому продолжительно и старательно готовится, учитывая особенности полицейского государства в России.

3. Историческое стремление ряда региональных лидеров к самостоятельности либо к увеличению автономии в составе Российской Федерации. Это касается всех без исключений субъектов федерации, имеющих опыт борьбы за независимость (чеченцы, народы Дагестана), самостоятельности (Тува, Татарстан, Дальний Восток, сибирские народы), ирредентизма (Карелия, Калиниградская область) либо генеральной национальной идеи, направленной на формирование независимого государственного образования (черкесы, башкиры).

4. Внешний фактор – геополитика оппонентов России на мировой арене, заинтересованных в распаде самой России. И что бы не говорила нам сегодня Кремлевская пропаганда, больше всего в этом заинтересованы не так США, как… Китай, поставив себе за цель «вернуть» ряд территорий Восточной России еще в 80-ые годы ХХ века. Сегодня такая «подрывная» политика уже плавно осуществляется посредством агентурной сети Er Bu Qingbao Bu – ГРУ ГШ НОАК (под руководством Чен Юи), а также с помощью сил «пиньинь» – Министерства государственной безопасности КНР (под руководством Гэн Хуэйчана). Однако пропаганда России и далее в притык не желает ничего знать и слышать об агрессии, исходящей со стороны КНР, так же, как и при Януковиче, не обращали внимания на подготовку сепаратистских процессов в Крыму и на Востоке Украины.

На наш взгляд, одним из таких регионов РФ, который в ближайшие годы будет подвержен сепаратистским акциям, в котором заинтересован и Китай, и где сконцентрирована мощь России, будет Сибирь.

Геостратегически Сибирь является ключевым пунктом для дальнейшей китайской экспансии на север и северо-восток, она обладает колоссальным запасом ресурсов и является «идеальным местом» для расширения «жизненного пространства» КНР, о чем писали правительственные газеты ранее. Так, в 1988 году газета Главного политического управления Народно-освободительной армии Китая (НОАК) «Цзефанцзюнь бао» писала: «Эффективный контроль, осуществляемый в течение продолжительного времени над стратегическим районом за пределами географических границ, в итоге вызывает перенос географических границ». Именно такая стратегия «мирной экспансии» на Дальнем Востоке и Сибири и наблюдается на практике реализации внешней политики руководством Китая. При демаркации в 2005 году КНР уже частично перенесла границы с РФ, прибавив себе территории общей площадью 337 км2 в районе реки Амур. Фактически это была добровольная сдача Кремлем национальных интересов в регионе, тогда как Поднебесная получила очередную победу после получения в 1991 году острова Даманский. Уступки лишь подтвердили слабость позиций РФ на Дальнем Востоке. Российское руководство тогда уверенно заявляло, что все территориальные споры между РФ и КНР урегулированы раз и навсегда. Однако в августе 2012 года Пекин вновь заявил о своих претензиях в Москву. Хотя они касаются лишь 17 га территории РФ в Республике Алтай, показателен сам факт возобновления споров за пограничные земли.

В сентябре 2009 года была принята «Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-востока КНР (2009-2018 годы)», демонстрирующая открыто колониальный характер. Практически все запланированные проекты должны быть реализованы на территории России и связанные с добычей сырья, тогда как перерабатывающие и индустриальные мощности будут создавать в Китае.

Согласно документу китайцы получили в аренду более 500 тыс. га земли в приграничных районах российского Дальнего Востока. В частности, провинция Хэйлунцзян (Северо-Восточный Китай) заключила с властями РФ сделку, согласно которой получила право использовать часть земель для овощеводства, выращивания зерна, разведения скота и дальнейшей переработки сельскохозяйственной продукции. Всего в ближайшие 5-10 лет планируется реализовать 158 проектов. Для их осуществления Китай готов привлечь более 10 тыс. единиц сельскохозяйственной техники и более 50 тыс. специалистов. Кроме этого, Россия отдала в аренду КНР 1 млн. га леса под вырубку.

Китайцы неоднократно заявляют о том, насколько им важна Сибирь. В то же время Сибирь является неоднородной по своей структуре. Ее можно разделять на субрегионы со своей характерной спецификой, этнополитическим и сепаратистским потенциалом. Основные природные области — Западная Сибирь, Восточная Сибирь, Средняя Сибирь, Прибайкалье, Забайкалье, Северо-Восточная Сибирь и горы Южной Сибири (Алтай, Саяны).
Говоря о Сибири, следует различать специфику политического и этнополитического процесса отдельных его составляющих: Алтая, Западной Сибири, Восточной Сибири. Эти субрегионы Сибири имеют совершенно иные показатели и индикаторы при системном анализе особенностей развития их политики, экономики, функционирования института политических элит и лидерства, очагов сепаратизма и радикализма.

Исторически прецеденты сепаратизма уже были характерны для Сибири. Так, одним из лозунгов т.н. сибирского «областничества» — общественно-политического движения второй половины XIX века — было создание независимых от «имперского центра» «Соединенных Штатов Сибири» по образцу США. В 1865 году за свою деятельность многие «областники» были осуждены (дело «Общества независимости Сибири»). А в 1917–1918 гг. часть «областников» в составе Сибирского правительства приняла декларацию «О государственной самостоятельности Сибири». В советскую эпоху о сибирских областниках успели забыть, но в 1990-е годы их идеи вновь стали набирать популярность.

В контексте мирового политического процесса и геополитических изменений в мире, нас интересует процесс развития сепаратизма в Сибири: что он из себя представляет, какие есть тенденции и потенциал для его дальнейшего развития. Ранее мы писали поверхностно о том, как в России проходили «марши за федерализацию Сибири», какова была их основа и дальнейшая судьба организаторов. В этот раз мы рассмотрим проблему с точки зрения системного подхода.

Анализ политической среды, «третьего сектора», латентных радикальных и националистических движений данного региона дает возможность систематизировать полученную информацию и разделить скрытые и открытые формы сепаратизма в Сибири по следующим группам:

1. Культурный сепаратизм – представленный деятельностью ряда блоггеров и деятелей искусства. Для того, чтобы рассмотреть его основу, обратимся к небольшому экскурсу в прошлое. Так, 15 февраля 2013 года в Москве состоялось заседание федерального политического комитета «Гражданская платформа», посвященное вопросам культурной политики. В своем докладе член федерального политкомитета И. Прохорова заявила, что культура играет, по сути, ключевую роль для сохранения государства: «У нашей власти есть представление, что целостность России обеспечивает только армия. Но в большей степени этому служит единое культурное пространство. И воссоздать его дешевле, чем держать территорию силой».

16 января 2013 года в Сибирском центре современного искусства (СЦСИ) в Новосибирске открылась художественная выставка под названием «Соединенные Штаты Сибири». На ней, по словам организаторов, был представлен «веселый взгляд сибиряка на географию». Среди экспонатов были работы местного художника Константина Ерёменко на тему похождений «сибирского былинного партизана-сепаратиста Лыкова». Одна из работ выставки — флаг Соединенных Штатов Сибири (стилизованный под флаг США), выполненный художником из Омска Дамиром Муратовым.

Директор СЦСИ Анна Терешкова является членом политического совета партии М. Прохорова «Гражданская платформа» и активной участницей акций «За честные выборы» 2011–2012 гг. В СЦСИ, созданном на месте бывшего Новосибирского краеведческого государственного музея, постоянно демонстрируются проекты направления ContemporaryArt, выставки Марата Гельмана и местных художников. Значительная часть касается идей регионализма и сибирского сепаратизма. Так, бывший «национал-большевик» и участник сепаратистской интернет-группы «Сибирское движение» К. Ерёменко является (вместе художником А. Лоскутовым и музыкантом Г. Андрияновым) организатором акции «Мы — сибиряки!» в Новосибирске.

Новосибирский художник Лоскутов являлся членом творческого объединения «Современное искусство терроризма» (Contemporary Art Теrrorism), но в данном контексте речь идет скорее о методах перформанса, нежели о терроризме в прямом смысле этого слова, против общепринятых социальных и культурных норм.

«Contemporary Art Теrrorism» было создано в 2003 году на базе образовательных семинаров «Фонда Кондратюка», который, кремлевские пропагандисты зачастую связывают с Фондом Форда. И хотя участие Лоскутова и иных его коллег в лагерях оппозиции скорее ситуационные, как это было в лагере Молодежного Левого Фронта, российская пропаганда не перестает связывать их с И. Пономаревым или М. Прохоровым.

Инициатива «Сибирское движение» возникла накануне всероссийской переписи населения в 2010 году. Тогда Ерёменко объяснял смысл данной акции: «Вот наберем мы, допустим, 10 тысяч сибиряков, тогда объявим себя малым народом и будем требовать льготы себе и отношение как к новому малочисленному народу».

«Мы здесь не русские, которые живут в ссылке, а мы сибиряки, которые уже 400 лет здесь… Грядущая перепись населения в России — отличный повод создать новую нацию», – дополнил его Лоскутов.

По мнению лидера этногруппы «Буготак» Г. Андриянова, за 400 лет в Сибири был сформирован «особенный тип людей». Андриянов является автором гимна сторонников«сибирского самоопределения». Вот строки из этого гимна: «Мы — сибиряки, часть человечества, воды одной реки!.. Гипербореи цвет, мускулы и мозги».

Идеи «Сибирского движения» поддержали и чиновники, и часть региональных политиков. Так, в мае 2011 года бывший губернатор Новосибирской области, политический представитель президента в Сибирском федеральном округе В. Толоконский заявил журналистам, что «во время Всероссийской переписи назвал себя сибиряком». В апреле 2011 года в Новосибирске прошел круглый стол «Будет ли в России новая смута?» с участием широкого круга различных экспертов. В рамках мероприятия упомянутый ранее нами К. Ерёменко выступил в качестве представителя «Движения за сибирскую культурную автономию». Один из лидеров зарождающегося сибирского сепаратизма заявил, что «в России для революции… не хватает молодежи» Себя же они называли «необластники» по аналогии с областничеством ХІХ-ХХ веков.

2. Политический сепаратизм

Провести четкую дифференциацию в данном контексте довольно сложно. Среди основных политических субъектов сибирского сепаратизма можно выделить следующие:

а) «Областническая альтернатива Сибири» (ОАС) во главе с М. Кулеховым, который также является членом Иркутского регионального отделения (ИРО) РПР-ПАРНАС. Она была создана в 1998 году. Вначале организация называлась как «Освободительная армия Сибири», позже была переименованная в «Областническую альтернативу Сибири» (ОАС). Вот одно из самых характерных высказываний лидера ОАС: «Сибирь, являясь колонией Российской Федерации, как колониальная территория по всем международным законам имеет право на самоопределение и независимость от метрополии — Москвы». Появившееся при этом в августе 2014 г. видеообращение на ютубе, где якобы от имени «Освободительной армии Сибири» неизвестные люди в масках говорят о переходе к более радикальным действиям, является скорее, по сути своей, провокацией российских силовиков, нежели появлением реальных радикальных боевых групп сибирских сепаратистов.

б) кроме культурологического направления упомянутое ранее «Сибирское движение» активно включено и в политический процесс. Среди указанных нами лидеров стоит отметить таких активистов как Дмитрий Марголин, Дмитрий Верхотуров, конфликт между которыми в последствии привел к расколу в организации. Так, Марголин в статье под названием «Сибирская Республика в составе Российской Федерации» писал следующее: «В рамках этого этапа необходимо добиться введения института заксобрания сибирской республики, введения института главы республики, который будет назначаться по механизму нынешних губернаторов в РФ… Все налоги, за исключением небольшой части, которая пойдёт в Москву в качестве платы за содержание силовых структур, структур обеспечения работы федеральных органов и небольшой надбавки, остаются в Сибири… На федерации остаются только силовики, юстиция, суды… То есть контролирующие органы… Отмечу, что для такого этапа не требуется изменение российской конституции». Верхотуров же обвинил его в некомпетентности и невежестве, в пассивности его программы: «…Столь глупого и плохо продуманного проекта давно не доводилось видеть… Россия (в лице федерального руководства)… делает ставку на выкачивание нефти, газа, вывоз угля, экспорт электроэнергии, стали, алюминия, леса, причем все социальные и экологические последствия перекладываются на плечи сибиряков… Россия как государство добровольно отказалось от этих богатств, от их охраны и рационального использования». В сентябре 2012 года, когда Д. Марголин предложил собрать в Тель-Авиве конгресс сибиряков для обсуждения «проблемы демократии в Сибири, финансовые вопросы, вопросы создания боевого крыла движения», в ответ на эту акцию Верхотуров и его соратники обвинили Марголина в «дискредитации «сибирского народа»… и работе на Израиль». В свою очередь, Марголин заявил, что Верхотуров «сотрудничает с властями и правоохранительными органами».

Фактически Дмитрий Верхотуров стремился быть единоличным руководителем «Сибирского движения» и впоследствии активизировать более масштабные сепаратистские акции в регионе. При этом сложно сказать однозначно, был ли он связан с правоохранительными органами на самом деле или нет. С одной стороны, он заявлял, что он является «сторонником сибирской нации» и давно «размежевался со сторонниками сибирского сепаратизма», при этом активно развивает тему «необластничества», имеющего своей целью обособление Сибири от остальной части РФ и образование на её территории независимого государства.

Именно Д. Верхотурову принадлежит главная роль по формулированию «основных положений сибирской самостоятельности»: «1. Сибирь является… самодостаточным регионом. 2. Сибирь имеет собственную традицию государственности. 3. Сибирь изначально является тюркской территорией, … в ней присутствует славянский компонент. 4. Сибирь в состав России вошла в результате завоевания и разрушения здесь культурной и экономической жизни». Исходя из этих принципов, были определены и задачи «Сибирского движения»: «1. Восстановление культурной самостоятельности, …собирание и сохранение культурного наследия, развитие изучения языков Сибири… 2. Восстановление экономической самостоятельности, то есть переход от сырьевой модели экономики к производящей и высокотехнологичной… 3. Восстановление политической самостоятельности, …создание общесибирской политической организации, налаживание связей с сопредельными государствами».
Верхотуров является и автором ряда книг об идеи сибирского сепаратизма. В одном из них – «Идея сибирской самостоятельности вчера и сегодня», написанной в 2009 г, он акцентирует внимание на вопросе об обособлении Сибири от остальной части РФ. В своих работах Д. Верхотуров обвиняет в неадекватности и корысти таких сторонников сибирского сепаратизма, как Дмитрия Марголина, Артема Лоскутова, Михаила Кулехова, Марию Митренину. Он говорит о создании этими людьми своеобразного бизнеса на данной теме. Но к данной фигуре мы еще вернемся позже.

В) Межрегиональная ассоциация «Сибирское соглашение» (МАСС), ставшая фактически площадкой для диалога между сторонниками сибирского сепаратизма, как из среды власти, так и оппозиции. Так, в 2006 году на сессии (МАСС) ряд местных лидеров высказал резкую критику в адрес федерального центра. В частности, губернатор Томской области В. Кресс заявил о «насущной необходимости регионам Сибирского федерального округа осознать свои особые интересы и для их защиты и обеспечения объединиться в особый субъект федерации». Иркутский губернатор А. Тишанин более радикально: «Все мы — одна сибирская нация».

Г) «Реструкт». Говоря об этой организации, стоит отметить, что с середины апреля 2014 г. в социальных сетях сибирских националистов из движения «Реструкт» раскручивалась кампания по проведению в Новосибирске и Иркутске первомайских шествий, на которые приглашались сторонники «Правого сектора». В дальнейшем к этой акции, прошедшей под лозунгами «Мир! Труд! Май! — гастарбайтер, уезжай!», а также «Против войны на Украине!», присоединилась и часть новосибирской ячейки партии «Другая России» (Э. Лимонова), поддержавшая Евромайдан.

Д) «Сибирский Державный Союз» – националистическая сепаратистская организация Сибири, возникшая весной 2012 года, которая в своей деятельности апеллирует к вопросам особой исторической миссии Сибири в истории Евразии и России. Организация связана с рядом движений родноверов и старообрядцев, имеет свой специфический взгляд на ряд исторических событий. Связана с родноверским националистическим движением «Собор Руси Родов Славных». СДС называет себя общностью сибирских народов от Урала до Тихого Океана, созданной в форме общественного объединения. В ее основе – построение нового государства на территории Сибири, Урала и Дальнего Востока на принципах самоуправления, добровольности, равноправия, нравственности и гласности. СДС является общественным объединением без юридической регистрации в органах Российской Федерации. Фактически СДС ставит целью построение государства на основе морально-нравственных, духовных ценностей с целью обеспечения достойного уровня жизни гражданам, проживающим на территории Сибири, повышения рождаемости, сохранения сибирских земель как территорий проживания русского и других коренных народов и ликвидации несправедливого разделения доходов от продажи ресурсов. Лидеры организации выступают за внесение предложений, разработку документов и продвижение идеи переустройства Российской Федерации в Русскую Конфедерацию. Председателем т.н. Верховного совета «Сибирского Державного Союза» является ранее судимый за экстремизм бывший член РНЕ Александр Будников (Азарий), также в руководств входят Владимир Чувакин (руководитель Нижне Тагильского Отделения Сибирского Державного Союза, член Исполнительного Комитета Сибирского Державного Союза) и Марсил Нигаматуллин (представитель Башкирского Национального Отдела Сибирского Державного Союза). Глава СДС называет себя «русичем» и выступает за конфедеративные отношения между Сибирью и Центром: «Сибирь является сырьевым придатком Москвы… Мы категорически против развала России… Если Московия не повернется к регионам головой, то одна голова и останется».

Е) Национал-большевистская платформа. Данная организация принимала непосредственно участие в организации ряда мероприятий в сибирских городах в контексте проведения «Марша за федерализацию Сибири», которые в большинстве своем были разогнаны силовиками. Лидеры (Михаил Пулин, Алексей Баранов и др.) фактически подверглись репрессиям. Организация выступает в оппозиции национал-большевикам партии «Другая Россия» Э. Лимонова, выйдя ранее из ее состава по причине пропутинской деятельности самого Лимонова.

Ж) В начале 1990-х годов в Томске группой писателей и политиков была создана «Партия независимости Сибири» (ПНС), которую возглавил депутат областного совета, редактор газеты «Народная трибуна» Б. Перов. Лидер ПНС составил «Декларацию сибирской независимости», где предусматривалось «провозглашение Сибирской республики» и «возмещение сибирякам ущерба, нанесенного империей». Некоторые депутаты при выборе оперлись на идеи «областников». Образцы для тогдашних «программных текстов» и «деклараций» были заимствованы у теоретиков регионализма, мечтавших об отделении Сибири. В начале 1993 г. «Партия независимости Сибири» самораспустилась. На ее базе возникли «неообластнические организации», среди которых можно выделить тюменское и омское движения «Сибирь», «Партию сибирской независимости», «Союз объединения Сибири», «Сибирскую республиканскую партию». В регионах также появились движения, отстаивающие образование в Сибири «отдельных национально-территориальных единиц». В Иркутске появились сторонники Восточно-Сибирской республики, в Красноярске — Енисейской республики, в Новосибирской области — защитники Республики сибирских татар в Западной Сибири. «Северобайкальский союз ветеранов и первопроходцев БАМа» обсуждал создание «Байкало-Амурской Демократической республики», а в Приморском крае заговорили о Дальневосточной республике. Был даже проект «Великой Бурятии», объединявший Бурятскую Республику, Усть-Ордынский и Агинский автономные округа. В начале 90-х сепаратистские идеи распространялись в основном через отдельные печатные СМИ. Например, особо отличилась в этом направлении «Сибирская газета», публиковавшая статьи о «создании Сибирского гражданского государства на основе русскосибирской нации» с последующим предложением провести по этому вопросу референдум в Сибири.

3. Сепаратизм в органах власти

В развитии концепции сибирской нации» и в создании «Сибирской автономной области» заинтересованы и представители местной элиты, о чем, в частности, говорит и приведенный выше пример из заседания сессии МАСС. В начале 1990-х о создании «Байкальской республики» высказывался председатель иркутского облисполкома Юрий Ножиков, ставший впоследствии первым губернатором Иркутской области. В сентябре 1993 года в Новосибирске на совещании представителей региональных властей была предпринята неудачная попытка создать Сибирскую республику на базе ассоциации «Сибирское соглашение». В целом, в 1990-е и 2000-е гг. тема независимости Сибири звучала как от лидеров местных «неообластнических», радикальных организаций, так и от представителей власти. К идее «сибирского автономизма» положительно относятся и некоторые местные СМИ. Региональные выборы в Иркутской области 2004–2005 гг. продемонстрировали умеренную популярность «идей областничества» среди местных жителей. Например, в Законодательное собрание под вторым номером прошло движение «За родное Приангарье».

В феврале 2013 года в Красноярске прошел X Экономический форум. Депутат краевого Законодательного собрания А. Быков в интервью местному телеканалу ТВЦ заявил, что Форум стал площадкой, где представители финансово-промышленных групп попытались «навязать колониальную политику России и ее конкретному региону — Сибири…Отдельные руководители финансовых групп приехали с планами на агломерацию нашей сибирской территории. Я увидел людей, которые приехали из-за океана, всех их считаю агентами влияния, они начали нам рассказывать, что Россия не сможет освоить Сибирь, и надо бы поделиться — отдать Сибирь».

В данном случае депутат говорил о «навязывании колониальной политики России» на мероприятии, где присутствовали не только зарубежные эксперты и бизнесмены…

На протяжении всех 1990-2000-х годов критика в адрес Москвы звучит довольно часто. Это касается не только Д. Верхотурова или Я. Золотарева, т.н. «основателя сибирского языка». Это и представители крупного бизнеса Красноярска, Томска, Новосибирска, региональные политики и представители чиновнического аппарата. Зачастую, они выдвигают инициативы, выгодные не столько для федерального центра, как для КНР, Японии или США.

4. Исламский сепаратизм

Проблема исламского сепаратизма в Сибири – вопрос малоизученный, требующий время и арсенал дифференциальных инструментов для анализа всех его составляющих. В этом русле добавим, что упомянутый ранее нами Д. Верхотуров в 90-ые гг.участвовал в избирательных кампаниях движения «Честь и Родина» Александра Лебедя, занимавшего тогда пост губернатора Красноярского края. Более того, Верхотуров, по его словам, вошел в команду агитаторов и «идеологическую группу» движения, где он сблизился с некоторыми людьми из «окружения Лебедя». В 1996 году советником генерала Лебедя стал идеолог «политического ислама», один из лидеров «Исламской партии возрождения» Гейдар Джемаль. Джемаль готовил для А. Лебедя экспертизу по ситуации на Северном Кавказе, и якобы с его подачи в окружении генерала была популярна идея о «спасительности» ислама для России. Верхотуров же был тесно связан с Лебедевым, которого в свою очередь интересовал политический проект, направленный на исламизацию отдельных регионов России. Его интересовала самостоятельность сибирской территории в формате «Туранской Сибири» в контексте развития пантюркизма. Стоит заметить, что среди населения Сибири есть немалое количество тех, кто этнически близок к тюркским народам. Они могут быть использованы в будущем в процессе развития тюркского сепаратистского проекта, в чем может быть заинтересована и Турция, осуществляя это посредством деятельности ряда турецких культурных фондов или НГО. Турецкое проникновение в регион идет постепенно, это плавный процесс, но все же является сигналом для активизации именно этого сегмента сибирских сепаратистов.

5. Китайский сепаратизм

В начале нашей публикации мы касались этого вопроса в более широком понимании. Говорить о специфике китайского сепаратизма довольно сложно. В своей деятельности китайцы предпочитают экономику, нежели политику, как главный элемент геополитической экспансии государства. И только на основании прогнозирования мы можем выдвинуть версию, что следом за экономикой арсенал методов китайской экспансии пополнит технология внешней агрессии либо социально-политической дестабилизации. Сегодня в Сибири или Дальнем Востоке наблюдается небольшое количество китайских организаций, которые могут прибегнуть к реализации сепаратистского сценария в РФ по примеру Крыма или Донбасса, но тем не менее, такое предположение есть. Особую роль в культурной экспансии играют организации в роде «Института Конфуция», но на данном этапе их роль довольна низкая. В Сибири работает большое количество фирм и торговых компаний, которые при благоприятных условиях вполне эффективно могут организовать этнополитический конфликт или аналог китайского сепаратизма. Но не сейчас, а в случае падения режима Путина, начала гражданской войны или организации Супермайдана в России. Большинство этих компаний работают под прикрытием 17-го управления МГБ КНР («пиньинь»). В структуре «пиньинь» 17 управление отвечает за руководство внешнеэкономических предприятий и координирует свою деятельность с 1-м управлением, отвечающим фактически за «разведку территорий». Так, среди таких компаний Сибири в той или иной мере представлены Far East Holding Group, China Resources Exports, «Фувэй» и др. Но при этом внимание Кремля сосредоточено только на борьбе с сепаратизмом тех национальностей, которые входят в состав России уже не одно столетие. Говорить о проблеме китайской экспансии, и тем более об угрозе сепаратизма с этой стороны, считается в России «правилом дурного тона» в духе Путинской пропаганды. Борьба идет с русскими националистами, мусульманскими организациями и движениями национальных меньшинств, проживающих в Сибири. А в это время плавно и последовательно, с подачи и местных элит, китайское руководство силой упомянутых нами ранее «пиньинь» и Er Bu Qingbao Bu создает себе площадку для последующего этапа экспансии в Сибири и Дальнего Востока, ожидая более благоприятной среды.

Исходя из этого, стоит сделать следующий вывод. Дифференциация субъектов сепаратизма в таком регионе, как Сибирь довольно широкая. Исторически сложилась так, что народы Сибири помнят период независимости (предания, передаваемые из поколения в поколение; мифы; легенды; запретная история) либо национальных героев и движения, которые служили этому идеалу для ряда последующих поколений сибиряков. Этнополитическая и религиозная карта данного региона довольна разнообразная и служит наглядным доказательством того, что мир и стабильность в Сибири держится только на основе репрессивно-карательного и силового аппарата Кремля. Ряд политических, религиозных и культурных организаций Сибири не были уничтожены либо искоренены, они в той или иной форме связаны с местными олигархами, политическими силами из Москвы, региональными политическими элитами, СМИ и интеллигенцией. Но все это держится искусственно, ценой больших усилий. И стоит только зажечься спичке, как искра сепаратизма воспламенит «бочку стабильности» в РФ. Источником пламени станет агрессивная внешняя политика Кремлевской элиты, которая в погоне за реализацией «наполеоновских планов» по захвату постсоветских государств, обрекла Российскую Федерацию на новый период «Смуты», итогом чего может стать распад России или начало гражданской войны уже в ближайшие несколько лет. Наполеон, Вильгельм Второй, Гитлер – все эти агрессоры и политические авантюристы заканчивали плохо как для себя, так и для своей страны и собственного народа в рамках развития мифических геополитических прожектов. История ничему не научила и Путина. В погоне за реализацией неофашистской идеи «русского мира» по захвату других стран, президент РФ потеряет свою и тем самым может уничтожить ее навсегда. Однако, ход на геополитической шахматной доске уже сделан. Ответа ждать долго не придется...

Редакція сайту не впливає на зміст блогів і не несе відповідальність за думку, яку автори висловлюють на сторінках "Еспресо ТВ"

новини партнерів

25 липня, 2017 вівторок

25 липня, 2017 вівторок

Відео

Введіть слово, щоб почати